мост

Дерево-2018. Итоги года. Консервация

Небольшую сводку по изменениям, постигшим в прошедшем году памятники деревянного культового зодчества на территории России, разумно поделить на три части:
утраты
реставрации
консервации

Отдельно от реставрационных работ, проводимых планово, в основном на бюджетные средства, рассмотрим ремонтно-консервационные работы, во многом осуществляемые силами добровольцев из больших городов. В конце 2018 года, объявленного "Годом Волонтера", были внесены изменения в ФЗ-73 "Об объектах культурного наследия.." и ФЗ-135 "О благотворительной деятельности..", легализующие допуск волонтеров к сохранению объектов культурного наследия. "Положение..." об участии волонтерских организаций в таких работах разработано МК РФ. Суть его сводится к тому, что волонтерским организациям разрешено заниматься текущим ремонтом и обслуживанию территории памятников, а реставрационные и консервационные работы должны всё же проводиться "аттестованными специалистами". Подобное положение, несомненно, мало соответствует сложившейся в настоящее время ситуации. Существенно более подробный разбор законодательных новаций изложен в статье "Хранителей наследия", которую я и рекомендую всем интересующимся.
В "Год волонтера" волонтерские работы шли своим чередом - громких PR-акций с участием "большого начальства" и привлеченных по разнарядке "волонтеров" памятники Севера счастливо избежали.
Как обычно, добровольцы, в первую очередь, организованные проектом "Общее дело", но не только, и местных жителей продолжили работы по приведению в порядок целого ряда памятников, как имеющих охранный статус, так и не имеющих его. Уборка мусора, вырубка кустов, разбор завалов и прочие местно-благоустроительные работы проведены "Общим делом" на нескольких десятках зданий. Понятно, что не во всех случаях такие работы могут получить продолжение, но везде надо пытаться добиться того или иного эффекта.
Как и в прошлые сезоны, в 2018 году был проведен ряд разведочных экспедиций, целью которых было оценить объем необходимых для восстановления памятников работ. География поездок "Общего дела" охватывает большую часть Русского Севера. Радует, что с каждым годом возрастает квалификация групп волонтеров. От простейших работ по обкосу травы и устройству временных кровель из рубероида, на ряде объектов удалось успешно выполнить существенно более серьезные работы. Для подготовки волонтеров действует Школа плотницкого мастерства, занятия которой приходят при московском храме Серафима Саровского в Раеве, настоятель которого священник Алексий Яковлев руководит "Общим делом".
Сводный отчёт по работам "Общего дела" за 2018 год выложен на сайте проекта - всячески рекомендую его изучить. Здесь рассмотрим наиболее интересные и значимые работы этого сезона.


В этом году начались работы на знаковом для "Общего Дела" храме - Владимирской церкви в Подпорожье Онежского района, ставшей одним из символов проекта. Этот кубоватый храм, сооруженный в 1757 году - одна из самых выразительных построек на Нижней Онеге. Подпорожская церковь долгие годы требовала ремонта, её тесовые кровли протекали, возникла угроза разрушения сруба. В 2018 году вокруг храма обустроен дренаж, вдоль стен поставлены леса, покрыты консервационными кровлями бочки алтаря и боковых прирубов. После укрепления конструкций центральной главы на ней вновь установлен крест, а 6 июля 2018 года в храме впервые за многие десятилетия отслужена Литургия. Экспедиции "Общего дела", сменяя одна другую, проработали в Подпорожье почти всё лето.
Collapse )
мост

Дерево-2018. Итоги года. Реставрация (часть 2)

Небольшую сводку по изменениям, постигшим в прошедшем году памятники деревянного культового зодчества на территории России, разумно поделить на три части:
утраты
реставрации
консервации

Окончание, начало тут: http://albokarev.livejournal.com/57315.html

На сравнительно небольших территориях национальных парков проще системно подходить к вопросам сохранения и реставрации памятников. Ни в Кенозерском, ни в Водлозерском национальных парках в этом году масштабных работ не проводилось, однако некоторые изменения произошли.

В Кенозерском парке 12 августа 2018 года состоялось официальное открытие после многолетней реставрации и освящение храмового ансамбля XVIII века на Почезерском погосте. Реставрационные работы здесь шли с начала 2000-х годов, основной объем работ проведен уже достаточно давно - в начале 2000-х годов укреплен сруб шатровой Спасской церкви, в 2006-2007 годах восстановлены шатровое завершение колокольни и покрытие "бочкой" на тёплой Предтеченской церкви. Объем работ проведен большой, в главном Спасском храме смонтированы копия существовавшего в ней подшивного потолка-"неба" с росписями и иконостас с копиями бывших в нём икон, в трапезной Предтеченской церкви развернута выставка, посвященная истории погоста. В 2017 году тёплый храм снаружи был обшит тесом, окрашенным в серый ("дикий" в терминологии XIX века) цвет. Выбор подобного цветового решения, в целом не характерного для Севера, вызывает определенные сомнения, как и сама обшивка сруба. Действительно, с момента реконструкции в 1880-х годах Предтеченская церковь, равно как и Спасская, стояли под обшивкой, однако необходимость зашивки и последующей окраски здания именно в данном случае очевидной не кажется.

Collapse )
мост

Дерево-2018. Итоги года. Реставрация (часть 1)

Небольшую сводку по изменениям, постигшим в прошедшем году памятники деревянного культового зодчества на территории России, разумно поделить на три части:
утраты
реставрации
консервации

С реставрацией всегда всё сложно. Пожар или обрушение - событие однозначное. Был памятник - остались головёшки или куча брёвен. Всё, конец истории.
Каждая реставрация - процесс, вызывающий дискуссии. Что сделали, как сделали, почему и зачем, и что делать дальше.
При этом даже при масштабном расходовании средств достигнутый результат в ряде случаев вызывает по меньшей мере недоумение. Отметим, что отслеживать выделение средств из бюджета Министерства Культуры в данный момент без труда может любой гражданин - все сведения о конкурсах по реставрации памятников свободно доступны на сайте Министерства Культуры, с которого можно легко перейти к более подробным сведениям о конкурсах на основном сайте госзакупок.


Главный памятник деревянного зодчества России, как известно, находится на острове Кижи. Начатая несколько лет назад полная переборка Преображенской церкви ведётся методом лифтинга - последовательной замены венцов сруба по т.н. "технологическим поясам", начиная с нижнего. Это интересная инженерная задача. В этом году кижский храм пережил технически сложный этап реставрационных работ.
Collapse )
мост

Дерево - 2018. Итоги года. Утраты

Небольшую сводку по изменениям, постигшим в прошедшем году памятники деревянного культового зодчества на территории России, разумно поделить на три части:
утраты
реставрации
консервации

2018 год в истории деревянного зодчества России надолго будет памятен как год утраты Успенской церкви в Кондопоге - потерь столь известных и значимых памятников не было достаточно давно.
Однако и помимо кондопожской церкви в 2018 году было утрачено или существенно пострадало значительное количество построек - не столь знаменитых, в ряде случаев даже не имевших охранного статуса, но тем не менее представлявших интерес.


Днем 12 февраля 2018 года возник пожар в Георгиевской часовне в деревне Першинская Вельского района Архангельской области. В литературе часовня датировалась 1734 годом, но, очевидно, была реконструирована в XIX веке. Отремонтировали её всего несколько лет назад - в 2013 году. Хотя огонь и удалось затушить, сруб заметно пострадал. Причиной пожара стало устроенное в притворе печное отопление. В апреле 2018 года часовню до основания разобрали с целью постройки нового здания, и теперь её точную строительную историю восстановить уже не удастся.
Collapse )
мост

Кондопога. 10-VIII-2018. Практические соображения по теме воссоздания

Почему Успенская церковь в Кондопоге может быть воссоздана и как это можно было бы сделать ?

Collapse )

Во всём предлагаемом нет ничего нереального, физически или организационно невозможного. Но работать придётся, это несомненно, и роль Министерства культуры тут будет решающей. В зависимости от того, как там будут работать, дело либо будет провалено, либо сделано вполне достойно
мост

Кондопога. 10-VIII-2018. Некоторые практические выводы

Хочется надеяться, что произошедшее позволит сделать какие-то выводы и принять решения, которые позволят хотя бы частично избегать подобных трагедий впредь.
Конечно, компетентная комиссия сделает выводы лучше, чем я. Но это когда еще будет, да и публичного озвучивания можно не дождаться.
Так что напишу то, что сам понимаю.

Collapse )

Обращу всё же внимание на один момент. Памятники - индивидуальны. Методика, годная для одного, бесполезна для другого. При желании работать эффективно отделаться несколькими регламентами, а потом требовать их соблюдения не выйдет. Если в Министерстве Культуры стремятся к эффективной работе по сохранению наследия, то заниматься этими вопросами должны не абстрактные чиновники, обученные контролировать соблюдение нормативных актов, а люди, понимающие, с чем имеют дело.
мост

Кондопога. 10-VIII-2018. Что тут еще сказать

Всем неравнодушным к отечественной культуре людям известно - утром 10 августа 2018 года пожаром была уничтожена деревянная Успенская церковь в Кондопоге - один из лучших памятников деревянного зодчества Русского Севера - как по сохранности, так и по архитектуре.
На тему произошедшего слов сказано уже немало, но в основном это досужие рассуждения, да эмоции, да поиски виноватых.
Обращают на себя внимание слова людей известных. Пожалуйста: Успенскую церковь не нужно восстанавливать. Это будет большая историческая несправедливость
Это пишет Константин Петрович Михайлов - человек уважаемый, один из организаторов "Архнадзора". А ещё - член Совета при Президенте РФ по культуре и искусству. Единственный, между прочим, на шесть десятков участников Президентского совета человек, представляющий охрану памятников. В своей статье Константин Петрович постулирует - восстанавливать церковь в Кондопоге не нужно. Раз не смогли уберечь такой памятник, не предусмотрели, не спланировали, не справились - значит недостойны. Замена его новоделом будет большой несправедливостью и самообманом. Мнение имеет право на существование. Но хотелось бы и иную точку зрения озвучить.

В центре современного Стокгольма, на острове Сёдермальм, возвышаются мрачные кирпичные стены, покрытые копотью. Перед ними стоит плакат с текстом на многих языках. "Путник, перед тобой стены кирхи святой Екатерины - шедевра шведского зодчества. Построена в 1656-1695 годах, перестроена в 1723-1739 годах. Сгорела 17 мая 1990 года при короле Карле XVI Густаве, премьер-министре Йеста-Ингваре Карлссоне, епископе Стокгольмского диоцеза Хенрике Свенунгссоне, главе Совета по национальному наследию Маргарете Бьёрнстад, губернаторе лёна Стокгольм Леннарте Сандгрене». Каждый год дожди смывают копоть со стен. Каждый год, в годовщину пожара, копоть заботливо подкрашивают неравнодушные стокгольмские горожане.
Или нет ? Может быть всё чуть иначе ?
В Европе, там, где государство, органы охраны памятников и общество организованы получше, чем у нас, тоже бывают катастрофы, подобные кондопожской. Дерево - материал горючий, независимо от формы общественного устройства. Как бы старательно не осуществлялась охрана, какие бы меры не принимались - несчастья возможны. Когда беда случается, во "взрослых" странах проводится "разбор полётов", ревизия имеющихся норм безопасности, при необходимости - их коррекция. Анализируется возможность достоверного воссоздания здания, и если это возможно и желательно для общества - оно воссоздается. Если достоверное восстановление невозможно - допускается строительство реплики, условно близкой к утраченному зданию - но уже в рамках частной инициативы.
Еще раз - "разбор полётов", выводы, корректирующие воздействия.
Не стоны покаянные, не филиппики гневные, не разоблачение заговоров сил враждебных. Возможно, это всё и там есть, но где-то фоном, незаметно для стороннего наблюдателя. Хорошо в Европе, только мы не там.
Активисты "Архнадзора" и близкие к ним люди из градозащиты на всё смотрят "московскими глазами". В больших городах проблема утраты подлинных памятников с последующей заменой их "репликами", нередко имеющими мало общего с оригиналом, стоит остро. Но в глубинке всё совсем по другому.
Просто посмотрите на цифры. В советские годы была введена деление памятников архитектуры на несколько категорий - высшей были "памятники государственного значения" (сейчас это "объекты культурного наследия федерального значения" - ОКН ФЗ). Церковь в Кондопоге была в их числе. Лучшие памятники нашего деревянного зодчества - самые старые, самые сложные конструктивно, самые эффектные внешне - на Русском Севере сосредоточены, в Архангельской и Вологодской областях, в республике Карелия. С 1960 года статус "памятников государственного значения" получили в этих трёх регионах 99 церквей, 20 колоколен и 30 часовен. За период 1960-2018 из этого числа полностью утрачены 31 церковь (считая с кондопожской), 5 колоколен и 2 часовни - почти треть из имевшегося числа. А воссозданы из нового материала только две постройки, причём не на исторических местах. Это Покровская Вытегорская церковь (под Санкт-Петербургом) и Ильинская Поцкая церковь (под Вологдой). И всё. Вместо прочих крапива растёт, да кипрей цветёт, да мошка зудит. Никаких алчных застройщиков или циничных чиновников, радостно потирающих руки и "впаривающих" общественности муляж вместо подлинника, там нет. Север - не Москва.
Цифры показывают, что вероятность восстановления кондопожской церкви не очень-то и высока - один шанс к двадцати. Пока что надеяться на её воссоздание позволяет широкий "общественный резонанс" (до губернатора и МК РФ включительно), вызванный гибелью столь известного памятника. Наличие качественной документации даёт возможность воссоздать здание с высокой достоверностью - мало какая постройка была исследована лучше, чем кондопожская. Способствует воссозданию транспортная доступность Кондопоги. Это город, с железнодорожной станцией, у крупного шоссе - работать там много легче, чем "в поле". Способствует и востребованность церкви - сколь бы пренебрежительно не говорили о значении храма, как туристического объекта и "визитной карточки", а кондопожская церковь была одним из самых легко доступных памятников деревянного зодчества на Севере.
Подобное воссоздание было бы знаковым событием - хотя бы здесь, хотя бы в этот раз, раз уж до сих пор ни разу не довелось восстановить погибший памятинк на его собственном месте.
Отказ же от воссоздания будет иметь существенное деморализующее значение. Если уж храм в Кондопоге воссоздавать не стали, то что уж говорить о других памятниках - не столь известных, не столь задокументированных, удалённых от "цивилизации".
Константин Михайлов пишет: "10 августа 2018 года русская культура понесла тяжелейшую утрату – пожалуй, за последние полвека с лишним".
А я вспоминаю 10 августа 1997 года. Много ли людей помнит сейчас эту дату ? Много ли кто две даты сопоставил ? А ведь в этот день, ровно за 21 год до Кондопоги, сгорел дотла последний на всей Онеге "тройник" - в Верхней Мудьюге. И да простят мне любители кондопожской церкви - верхнемудьюжский ансамбль был значимее. Минует ещё 20 лет, и помнить храм в Кондопоге, как и Верхнюю Мудьюгу, будут только немногие чудаки.


Если, конечно, церковь в Кондопоге не будет воссоздана сейчас, пока у нас есть такая возможность.
мост

Дерево - 2017. Итоги года. Консервация

Небольшую сводку по изменениям, постигшим в прошедшем году памятники деревянного культового зодчества на территории России, разумно поделить на три части:
утраты
реставрации
консервации

Отдельно от реставрационных работ, проводимых планово, на бюджетные средства, рассмотрим ремонтно-консервационные работы, во многом осуществляемые силами добровольцев из больших городов - в первую очередь, организованных проектом "Общее дело" - и местных жителей.
Уборка мусора, вырубка кустов, разбор завалов и прочие местно-благоустроительные работы проведены "Общим делом" на нескольких десятках зданий. Понятно, что не во всех случаях такие работы могут получить продолжение, но везде надо пытаться добиться того или иного эффекта.
Как и в прошлые сезоны, в 2017 году существенные усилия были приложены к обследованию памятников и первичным благоустроительным работам, на тех объектах, где до этого работы не проводились вовсе. География поездок "Общего дела" простирается от Карелии до Костромской области и Коми. Отрадно, что с каждым годом возрастает квалификация групп волонтеров. От простейших работ по обкоске травы и устройству временных кровель из рубероида, на ряде объектов удалось успешно выполнить существенно более серьезные работы. Продолжает развиваться Школа плотницкого мастерства, занятия которой приходят при московском храме Серафима Саровского в Раеве, настоятель которого священник Алексий Яковлев руководит "Общим делом".


По уровню выполнения работ можно, к примеру, отметить ремонт часовни в Яблонь-Горке. Она находится в самом дальнем углу Плесецкого района, на границе с Карелией, на давно покинутом жителями Кенском волоке, по соседству с такой же нежилой деревней Заволочье, где консервационные работы проведены в прошлом году. Часовня в Яблонь-Горке - интересная постройка, возможно, относящаяся к XVIII веку, с редким для часовен в этих краях шатровым завершением. Этим летом выправлен и поставлен на новые окладные венцы сруб часовни, отремонтирована кровля, восстановлены утраченные столбы крыльца, заполнение оконных проемов.

Collapse )
мост

Дерево - 2017. Итоги года. Реставрация

Небольшую сводку по изменениям, постигшим в прошедшем году памятники деревянного культового зодчества на территории России, разумно поделить на три части:
утраты
реставрации
консервации

С реставрацией всегда всё сложно. Пожар или обрушение - событие однозначное. Был памятник - остались головёшки или куча брёвен. Всё, конец истории.
Каждая реставрация - процесс, вызывающий дискуссии. Что сделали, как сделали, почему и зачем, и что делать дальше.
При этом даже при масштабном расходовании средств достигнутый результат в ряде случаев вызывает по меньшей мере недоумение. Отметим, что отслеживать выделение средств из бюджета Министерства Культуры в данный момент без труда может любой гражданин - все сведения о коннкурсах по реставрации памятников свободно доступны на сайте Министерства Культуры, с которого можно легко перейти к более подробным сведениям о конкурсах на основном сайте госзакупок.


Главный памятник деревянного зодчества России, как известно, находится на острове Кижи. Начатая несколько лет назад полная переборка Преображенской церкви ведётся методом лифтинга - последовательной замены венцов сруба по т.н. "технологическим поясам", начиная с нижнего. Это интересная инженерная задача. В этом году кижский храм пережил технически сложный этап реставрационных работ, к счастью, никакими медийными скандалами не омрачённый.
Collapse )
мост

Дерево - 2017. Итоги года. Утраты

Небольшую сводку по изменениям, постигшим в прошедшем году памятники деревянного культового зодчества на территории России, разумно поделить на три части:
утраты
реставрации
консервации

В 2017 году деревянное зодчество России не понесло существенных потерь. Но хотя ни одного объекта культурного наследия федерального значения в этом году и не было утрачено, без утрат не обошлось.


Зимой 2016-2017 годов был распилен на дрова сруб Преображенской церкви в селе Сеитово Верхнеуслонского района Татарстана. Небольшая церковь, построенная в 1916 году, в советские годы утратила завершения, использовалась как клуб, а последнее время пустовала, на охране не состояла.

Collapse )